РУС / ENG
новости       проекты        о нас        контакты


публикации      монография
     лекции
 



 

КРЕДО АЛЕКСАНДРА АСАДОВА 

лекция 26.04.2003 в Клубе на Брестской

 

 

Начнем с давних времен, когда никакого кредо у нас еще не было, и мы еще не знали, что это такое.  Вдруг нам позвонили из московского Центра современной архитектуры и попросили рассказать о своем кредо. Тут мы задумались - раз уж у всех кредо есть, что-то должно быть и у нас. Что делать в подобных случаях? Есть известный с детства способ: надо взять куклу в левую руку, ножницы в правую и посмотреть, что там у нее внутри. Целую неделю мы успешно препарировали объекты - находили какие-то родственные черты, пытались понять их взаимосвязь, их философию. К концу недели нас этими препарированными объектами завалило…

 

I - ФОРМА

 

Стали вспоминать классиков. Хорошо было Корбюзье: он обобщил пять основных принципов современной архитектуры, в которых не было, казалось, ни философии, ни идеологии - это были достаточно простые, понятные, чисто профессиональные принципы, но на них родилась вся современная архитектура. Алвар Аалто пошел еще дальше, он полюбил одну линию. Благодаря этой линии, которая у него бесконечно варьировалась на планах, на фасадах, в объемах, он стал создателем целого мира. Мы поняли: ЛИНИЯ - это, наверное, и есть самое главное. Стали собирать свои линии. И увидели, что они перехлестываются, живут самостоятельной жизнью, превращаются в бесконечную ленту Мебиуса, идет постоянное варьирование кривых, мягких, летящих, улетающих куда-то в космос, динамичных кривых.

 

 

Линией можно отделить свет от тьмы, но уже холод от тепла, внутреннее от внешнего, частное от общего не отделишь. Нужна ПЛОСКОСТЬ. Плоскость у нас тоже постоянно куда-то стремится, куда-то летит.

 

 

Но плоскость - это не все. Как-то плоско все у нас получается. Пространство – вот, видимо, ключ. Пространство - это ОБЪЕМ. Но объемы-то все разобрали! Прямоугольник проектировать бесполезно. Кубы, пирамиды, шары - все разобрано.  Правда, конус еще маловато используют. Попробуем сделать конус, но, чтобы его никто не узнал, перевернем вверх ногами! Правда, и он начинает куда-то падать, лететь...

 

 

Линия есть, плоскость есть, объем есть, формализм какой-то, одни голые формы. Где же тактильность, где ФАКТУРА? Какую же взять фактуру, чтобы сделать ее неповторимой, разнообразной, цветущей и зеленеющей? Давайте использовать живую фактуру, то есть зеленые кровли. Зеленые кровли - это давняя мечта, стык архитектуры и экологии.

 

 

Но теперь надо это все комбинировать. Займемся КОМБИНАТОРИКОЙ. Слово прекрасное, звучное, очень серьезное, но можно перевести это, как "игра в кубики". Такая любимая с детства игра, лет пятьдесят уже не играли, но все же играть умеем - умеем комбинировать кривые и прямые объемы, видим, как окно, как дырка в фасаде становится объемным кубиком.

 

 

Вот пять моментов, с которыми можно начать оперировать. Осталось самое простое - вдохнуть в это немножечко жизни, вдохновения и попытаться из этого сделать полноценные средовые вещи.

 

 

II - СРЕДА

 

Начинали мы свое самостоятельное творчество где-то в начале девяностых годов, появились объекты, про которые можно было говорить: "Да, это объект мой". Если взять год окончания института – 1975 - то к этому пришлось идти долгих 18 лет. Появилась первая серия объектов, спроектированная в средовом сознании, мы решали вопросы среды.

Первый из них, до сих пор один из самых любимых, - это Школа.

 

< пристройка к школе в Вспольном пер.

Попали в ситуацию, в которой столкнулись на одном пятачке историческая усадьба, типовая школа из бетонных блоков, кирпичная школа, построенная в духе официальной архитектуры семидесятых. Совершенно разнохарактерные осколки. Мы попытались сплавить эти осколки, залить такой тягучей ледяной белой глыбой, немного поиграть в кубики, и получился этот дом. Это был первый урок, когда мы почувствовали, что каждый объект в себя впитывает и притягивает средовые моменты. Дальше мы поняли, что дом начинает жить своей жизнью. Появился принцип выращивания зданий.

 

административное здание на Н.Красносельской ул.>

Этот дом задумывался не совсем таким, какой он есть сейчас. Задача была пристроить к историческому дому вестибюль и надстроить на два этажа кровлю. Но когда мы увидели, что нужна точка опоры, нашли одно место среди подземных сетей, на которое можно было опереться. Вся эта пристройка держится на четырех колоннах по периметру и одной колонне в середине, которая держала всю эту пристройку, и невозможно было эту колонну не показать. И появился прозрачный карниз. Это все не функционально, оно выросло в процессе проектирования, это был процесс роста и учета внешних импульсов. Мы поняли, что надо вслушиваться в среду, чувствовать, что она говорит, и отвечать на каждый ее импульс.

 

< жилой дом в М.Афанасьевском пер.

Созрел третий принцип: старое остается старым, новое остается новым. В этом здании мы делам вид, что развиваем традиции старой архитектуры. Немножко мы резковато ее развиваем, но мы пользуемся тем, что переулок узкий, и новое читается очень мягко, не давит на дом. В то же время во двор выплескивается уже совершенно иная форма. Поэтому старая архитектура остается старой, новая - остается новой. Вся проблема в их взаимодействии, новое должно быть достойно старого. Как в свое время мне говорил Михаил Хазанов: "Художник - это тот человек, который определяет, интересная или неинтересная архитектура. Ели хочется рисовать архитектуру, значит, она интересная, не хочется рисовать - неинтересная. И уже становится неважным, старая она или новая".

 

здание «Руссобанка» на ул.Плющиха >

Это также один из примеров развивающейся архитектуры. Очень сложная реконструкция здания, застройка небольшого свободного кусочка, который застраивался уже в новых формах. Был дом очень сложный в плане, мы ему задали какие-то импульсы роста. Уже накладывание конструктивной схемы кровли на сложный план родило все те неожиданные элементы, которые проявились в здании. Для нас всегда наиболее ценным было то, что изначально нельзя придумать.

 

< жилой дом в Хлебном пер.

Завершил эту серию зданий жилой дом в Хлебном переулке, где мы сначала надстраивали пять этажей, потом вернулись к трем этажам над четырьмя существующими. Надстройка увязана с тектоникой существующего фасада, она имеет со стороны двора неожиданные стеклянные конусы, дом отовсюду разный.

 

 

 

К моменту завершения этого дома первый уже начал разваливаться. И мы поняли, что нам очень недостает опыта. С формой мы разобрались, со средой разобрались и поняли, что очень много упирается в технологию и качество строительства в целом. Какие здесь были причины? Их много. Все, кто работал с нашими строителями, знают, что это такое. И заставить их, тем более в начале нашей карьеры, можно было только душещипательной беседой за бутылкой водки, когда в строителе просыпались гены Левши, русских умельцев, и что-то одно он сделает так, что все упадут, зато все остальное развалится само собой.

А заказчики берегли народную копейку, и не на какие хорошие материалы тратить ее не собирались. И потом уже другой народ  за другие деньги будет этот дом сначала эксплуатировать, а потом ремонтировать. Но самая важная проблема была в нас самих. Я это называю "тяжелое детство". Наше поколение, закончив институт, очень много проектировало, очень много придумывало и очень мало строило. С 1975 по 1993 год нами было выстроено три с половиной дома, причем к моменту завершения невозможно было назвать истинного автора, кто это был: архитектор, заказчик, конструктор, строитель или привходящие обстоятельства. И было разбросано по стране около десятка фундаментов. Поэтому, начиная с первых домов, мы столкнулись со знанием материалов на уровне кафедры стройматериалов МАРХИ, новые технологии мы смотрели по журналам и делали из уголков черного металла хайтековские элементы, то есть все начинали на себе испытывать, придумывать и делать. Мы поняли, что в технологиях таится элемент качества здания, качества архитектуры. И когда мы о них кое-что узнали, захотелось донести это до других. В свое время мы разработали слайд-программу о новых технологиях и выступали с ней несколько раз в рамках Союза архитекторов.

 

 

III -ТЕХНОЛОГИИ

 

В жизни мне везло постоянно, везло на сотрудников, везло на хороших конструкторов. Благодаря замечательному отделу строительных конструкций Моспроекта-2  и  группе под руководством Киселевой Александры Степановны, которая занималась витражами, мы совершенно перестали бояться заниматься стеклом, поняли, что стеклянная крыша может быть сделана с любым углом наклона, любого радиуса, что лифты можно делать стеклянные, с тонкими ажурными стойками.

 

                                                            реконструкция здания Центризбиркома >

Мы стали довольно смело вторгаться в такие необычные решения. Нужны стеклянные полы – пожалуйста - шахта лифта была встроена в один из курдонеров, и нам не хотелось его забутовывать. Получилась пятиэтажная стеклянная пропасть. В государственном серьезном учереждении делать такой ход было немного вызывающе, заказчик долго не мог понять, но это очень понравилось строителям, и они согласились сделать стеклянный пол. Потом это вызвало прилив энтузиазма, превратилось в небольшой аттракцион, все очень быстро к этому привыкли. Было ощущение легкости и фантастического полета, потому, что это все делалось на границе тысячелетий. Был «человек разумный», а стал «человек парящий».

 

 

 < торгово-пешеходный мост на 24км МКАД

Потом начали гнуть металл, познакомились с очень хорошими изготовителями металла, которые сначала все покупали в Бельгии, а затем организовали производство здесь. Пошли стеклянные мосты криволинейной формы. Пошли неожиданные эффекты.

 

                                               торгово-пешеходный мост на 9км МКАД >

До ввода в эксплуатацию этого моста мы не могли предполагать, что падающая стеклянная плоскость - достаточно опасный прием, хорошо, что мы не сделали зеркальное стекло, потому что когда летишь на большой скорости и въезжаешь под мост, то вдруг неожиданно на тебя с неба обрушиваются машины.

 

 < торгово-пешеходный мост на 91км МКАД

Этот мост оборудован магазинами, поскольку он находится рядом с Мытищинской ярмаркой, очень бойким местом. Пропеллер на нем почти настоящий, он даже вращается. Решили, раз есть крылья, есть турбины, сделаем еще пропеллер - куда-нибудь полетит.

 

                                           диспетчерский пункт Гагаринского тоннеля >

Дальше пошли металлические фасады. Мы познакомились с интересными фирмами, людьми. Нас научили, как обращаться с кассетными фасадами. Надо сказать, что был разительный эффект, когда здание, собранное из кирпича, блоков, каких-то кусков утеплителя преобразилось на наших глазах, одетое в металлическую облицовку.

 

 

 

< теннисный центр “Olympic star                                                           

Зеленые кровли тоже очень долго кочевали у нас из проекта в проект. Наконец мы поставили эту задачу всерьез, призвали экологов и добились реализации. Здесь крыша превратилась в такую же интересную проекцию, как и фасады. Крыши, как таковой, нет, есть несколько открытых спортивных площадок и большой зеленый холм с треугольными фонарями. Когда там играешь в теннис, то видишь лишь верхушки деревьев - полностью зеленая стена.

 

 

В вестибюле этого здания мы использовали деревоклееные конструкции, о которых грезили тоже очень давно. Очень хотелось создать более теплое ощущение в интерьере, и получилась решетка из деревоклееных балок, поддерживающих центральный фонарь.

 

 

 

 

 < пешеходный мост на 95км МКАД

Первый деревоклееный мост мы сделали  в 94-96 годах, причем в тот момент наша деревоклеенная промышленность была в полном упадке, поэтому эти 56-метровые арки, разрезанные на четыре части, везли из Швейцарии. Формально было интереснее сделать эллипсоидный в сечении мост, и мы сказали, что круг не влезает между подвесками арок. В том месте, где мост врезался в наклонную кровлю опор, получился вообще кусочек Гауди.

Наиболее эффектные вещи, которые к нам приходят из журналов, из западной архитектуры, когда конструкции свободно пронизывают фасадную стену, вылетают наружу, в дереве делать очень легко и приятно, поскольку оно не промерзает.

 

                                             центральное ядро ММДЦ «Москва-СИТИ» >

И, наконец, последняя, к сожалению неудачная, попытка сделать в деревоклееных конструкциях центральное ядро Сити. Надо сказать, что это почти пятисотметровый неф, естественно, предполагалась металлическая конструкция перекрытия, но в какой-то момент приснилось, что среди металлически-стеклянно-бетонного хайтековского Сити можно ввести природный элемент. И даже была заготовлена фраза для Лужкова: «Наш любимый манеж, сделанный инженером Бетанкуром, был крупнейшим сооружением с деревянной конструкцией 19 века, а это будет крупнейшее сооружение из исконно русского материала в 21-м». Но пока это предложение не пошло.

 

 

IV - ТИПОЛОГИЯ

 

Когда мы собрали все, что нам довелось проектировать, мы подумали: "И чего же мы только не проектировали!" Разрабатывали массу интересных вещей, которые потом собрали в портфолио. Сейчас по нему и пробежимся. Начнем с крупных градостроительных образований. Большинство из них – это конкурсные проекты.

 

 < конкурс на реконструкцию Боровицкой площади

Вот конкурс на реконструкцию Боровицкой площади. Форма квартала напротив Боровицких ворот и Манежная площадь похожи на огромную  "рыбу-кит" с расклешенным хвостом, а квартал - это сказочный город у нее на спине. Оставалось сделать только голову, - и мы получили некий гигантский символ, который виден из космоса. Памятник завершающейся эпохе Рыб и милой русской сказке о "рыбе-кит". Наш «кит» время от времени должен был выпускать водяной фонтан, а зимой этот фонтан превращался бы в огромный ледяной столб. У «кита» также быта разинутая пасть напротив Александровского сада – остекленный атриум. Вот такая хайтековская вещь, но с легендой, дополняющей сказочных персонажей на Манежной площади современной архитектурой. Но это не было понято и даже не рассматривалось как серьезный претендент на победу в конкурсе. Мы поняли, что такие идеи не пропадут, они вернутся к нам или к другим проектировщикам, уже появляется "рыба-кит" на Москва-реке. И к нам это приплыло вновь неожиданным проектом, - это проект острова.

 

                                                 искусственный остров на Черном море >

Казалось, чего мы только не проектировали, а тут нужно было придумать целый остров. На самом деле это волнорез, защищающий морской пляж санатория. Но чтобы миллионные капиталовложения не были выброшены впустую, нужно было сделать коммерческую начинку. Это аквапарк, гостиница, дискотека с рестораном, на крыше которого - вертолетная площадка для губернатора. 120-метровый мост соединяет остров с сушей. Это тоже был конкурс, мы его выиграли и сейчас работаем над проектом. Здесь природные и рукотворные начала переплетаются, создавая небольшой район, защищенный от моря.

 

 < коттеджный поселок «Барвиха-2»

Перейдем к жилым зданиям. Из реализованных самый большой проект в Барвихе, он был сделан под руководством Виталия Сергеевича Буйнова очень небольшой группой с большим напряжением и в очень короткие сроки. Здесь впервые в поселке появилось общественное пространство, а не только утилитарные проходы и проезды. К удивлению, все так и было построено.

 

 

реконструкция жилых домов на Владимирской ул. >

Вот реконструкция квартала на Владимирской улице. Это была очень интересная попытка, в то время мы делали серию мансард-надстроек, и под конец дошли до такой степени свободы, что поняли, что из прямоугольного квартала пятидесятых годов можно сделать  мягкое, овальное, тягучее пространство.

 

 

< отель в Сургуте

 Это конкурс на отель в Сургуте, небольшой отель на 18 номеров, на границе города и природы. Со стороны города объект как бы сворачивался, нужно было создать ощущение, что это не 4-этажное строение, а 2-3 этажное. Глядя  на объект из города, мы видим как бы часть природы, со стороны природы это - представитель города, настоящая, прорисованная архитектура.

 

 

реконструкция библиотеки им.Тургенева >

И культуру немного попроектировали. Вот Тургеневская библиотека, где мы надстроили два этажа, показав старый трехэтажный объем, потом ушли террасами и мансардами, закрыли внутренний дворик стеклянной стеной со старинными фасадами внутри.

В каждом проекте было несколько очень красивых линий, потом была одна красивая линия, теперь мы говорим, что одной линии хватит на несколько проектов. Постепенно меняется идеология.

 

 

V ON THE BOARDS

 

А теперь посмотрим, какие проекты лежат на столах нашей мастерской.

 

< центральное ядро ММДЦ «Москва-СИТИ»

Недавно мы попали на самый официальный, самый большой московский объект - СИТИ. Сделали концепцию по перекрытию центрального ядра и примыкающему к нему конгресс-центру. По работе был сделан большой макет. Игрушка была сделана очень интересная, вся светилась. Потому что взрослые люди, которые обременены принятием больших решений, очень любят макеты. Мы сами очень любим в них играть.

 

конгресс-центр ММДЦ «Москва-СИТИ» >

Потом начали коллекционировать варианты конгресс-центра, которые не нравятся Лужкову. Есть уже целая серия архитектуры, которая Лужкову нравится. А у нас как-то получалось, что все варианты не нравились. Не понравился перевернутый конус-воронка, и мы решили его раскрыть.  Появилась сплошная глухая плоскость, из которой вдруг отваливаются днища, и появляются светящиеся объемы с рекламой. Не понравилось. Тогда придумали вариант под названием «Сердце Москвы». Зал - это «сердце» Сити, а само Сити – «сердце» Москвы. Образ пришел очень быстро. Это было в день Святого Валентина, и я вдруг представил себе сувениры на эту тему - стеклянный кубик, в котором плавает маленькое красное сердце. Но и этот вариант не понравился. Работаем дальше…

 

 < бизнес-центр в ММДЦ «Москва-СИТИ»

Очень хотелось спроектировать небоскреб, несколько было попыток. Одна из последних попыток – небоскреб в СИТИ, состоящий из двух зданий. Надо сказать, что почти все участки в СИТИ уже проданы. На них проектируют самые различные архитекторы из разных стран мира. Мы тоже сделали  проект - два взаимосвязанных небоскреба, по периметру которых расположены офисы, а в середине - большие многосветные атриумы, зимние сады, залы совещаний. Но заказчик, хотя это был наш отечественный инвестор, сказал, что берет огромные кредиты, рисковать не может и хочет работать с архитекторами, имеющими опыт проектирования подобных сооружений. Мы нашли немецких архитекторов, кстати, один из участников этой группы - Сергей  Чобан, который показывал здесь свою архитектуру. И вроде бы то, что они сделали, мне еще больше нравится, интереснее получился объем, он понравился уже руководству города.

 

 

транспортный терминал в ММДЦ «Москва-СИТИ» >

Кроме этого участка, мы делаем еще транспортный терминал. Это многофункциональное сооружение, где сосредоточены все виды транспорта Москвы. Вы туда приходите и можете купить билет на любой транспорт, попасть в любой аэропорт, на любой железнодорожный вокзал, взять напрокат машину. При этом получился объект немного экранирующий Центральное ядро от Третьего кольца.

 

 

 < реконструкция здания Союза архитекторов России

А вот реконструкция здания Союза архитекторов, это развитие конкурсного проекта, сделанного около года назад. Пошел интересный процесс: было много линий, сейчас они начали упрощаться, линия стала сильнее, интегрированнее, локаничнее. Может быть, нам наконец удастся осуществить фасад, переходящий в кровлю. Как вы видите, идеи бродят, и пока они не находят своего воплощения, то переходят из проекта в проект. Выстроили конус, успокоились. Выстроим такой фасад, начнем искать что-то новое.

 

развлекательный центр в Строгино >

Строится первый "Джек-Пот". Сейчас миллион "Джек-Потов" разбросано по Москве, но они сделаны в приспособленных помещениях.  А это будет четырехэтажный развлекательный центр. Мы там работаем со стеклянным экраном. Есть различные варианты: может это будет видео-экран, или что-то другое.

 

 

 < Мерседес-Бенц Центр «Авангардъ»

Не успели мы завершить и сдать "Мерседес" на Волгоградке, как поступил заказ раза в два больше, на пересечении Рублевского шоссе и МКАД. С одной стороны он уже чуть спокойнее, но мы не стали отказываться от звезды, все-таки в первом «Мерседесе» была очень большая звезда, она на сегодняшний день самая большая в мире. Хотелось сделать еще больше. И мы эту звезду делаем как сетчатую эфемерную конструкцию, которая создает между основным зданием  и офисным блоком аванзал с несуществующей крышей, светящейся ночью. Все это сделано из тоненьких тросиков с лампочками, такое звездное небо.

 

здание Сбербанка России в г.Ростов-на-Дону >

Еще один из невыигранных тендеров - Сбербанк России. Бродит идея большого знака в плане, здесь - это эмблема Сбербанка. Интересной оказалась ситуация, где от дороги есть перепад примерно в 5-6 метров, поэтому пешеходы попадают к зданию по мосту, висящему над парковкой. Само здание – это полукруглая чаша, окружающая входную площадь прозрачным атриумом и раскрывающаяся на озеро задним фасадом - стеклянным экраном.

 

 

Но, несмотря на то, что уже, казалось бы,  многое сделано, многое спроектировано, новая задача, пусть очень маленькая, начинается с полной растерянности. Всегда тяжело начинать с нуля, а любая новая работа - это опять начало с нуля - с новой идеи!